ЛЦ ищет опору перед выборами



Самовосхваляемый интеллектуальный потенциал Латвияс цельш, собравшись вместе на съезде, в очередной раз убедил в своих способностях зорко наблюдать и всесторонне оценивать происходящее в стране и приноравливать предложение партийной тактики к спросу потенциальных избирателей. Убедил, что, оставшись на рельсах либеральных реформ, ЛЦ способен успешно сбалансировать стратегию реформ с тактикой самосохранения партии всегда в пользу последней, даже если бы для этого пришлось пожертвовать красиво провозглашенным темпом реформ или требуемыми от других принципами "Мы заржавели в комфорте", - точно констатировал очевидное новый вождь партии Андрей Пантелеев и удивил утверждением, что политики могут гарантировать народу только свободу, и затем с пылом протестантского проповедника призвал в поте лица зарабатывать свой хлеб насущный и стремиться вернуть моральное единство времен атмоды и содержащуюся в уцененных перестроечных бестселлерах Чингиза Айтматова истину с гласностью впридачу.

Еще точнее, без библейски-горбачевского гарнира, назвал главную проблему партии Янис Лагздиньш - руководство партии работает главным образом на себя, на воспроизводство своей политической карьеры, а не на Латвию; партия неспособна совместить программу с насущными желаниями народа, то есть обладать "здоровым популизмом".

Правда, упреки прозвучали излишне сурово или запоздало, так как первая треть сообщения Валдиса Биркавса, в которой хватало выражений типа "ребенок в школе", "крестьянин на пашне" и "бабушки, получающие пенсию"", сгодилась бы и на сходке социал-демократов.

Истины ради надо сказать, что возражать против призыва Биркавса к солидарному обществу, в котором не поворачиваются спиной к протянутой за помощью руке, нельзя не только в принципе, но и потому, что от этой партии уже не следует требовать и ожидать политики радикальных и болезненных реформ по переустройству государства. Никто этого уже и не требует, и не ждет. Сегодняшние и мудрые, и сытые, и удобно бросившие якорь люди из ЛЦ уже не вчерашние смотрящие на запад энтузиасты атмоды, у которых с советских времен не было даже настоящих цепей, чтобы их терять, зато впереди - требующее переустройства государство. Тогда, пять лет назад, рождающаяся партия обещала сразу обрубить хвост псу реформ, как бы больно это ни было, даже если после удара топором пришлось бы потерять место под солнышком политической элиты страны.

У ЛЦ была и четко сформулированная, точная программа реформ, и молодые, энергичные, образованные люди, и верно выбранные "локомотивы", с успехом втащившие в 5-й Саэйм 36 путников, и правительство Биркавса, наверное, могло выполнить обещанное, если уж, к примеру, в соседней Эстонии Март Лаар, у которого в парламенте было всего 20 товарищей по партии, сумел так успешно осуществить реформы, что Эстонию уже приглашают на переговоры о вступлении в Европейский союз, хотя Лаара с его партией и задвинули на политические задворки.

Однако Цельш берется за реформы, взяв в партнеры прежде всего непоследовательных крестьянских союзников, затем председателей колхозов из Политического объединения народохозяйственников Киде, повторив тем самым ошибку Годманиса, который надеялся провести приватизацию государственных предприятий вместе с директорами этих предприятий советских времен. Компромисс, который лидеры партии каждый раз оправдывают как своей мудростью и прозорливостью, так и неблагоприятными обстоятельствами, например, банковским кризисом, противодействием конкурентов и нерешительностью партнеров, с того времени так и остался самым действенным тактическим средством ЛЦ, зато партия становится все более стабильной и влиятельной силой, хотя государство и продолжает бороться с тем, с чем эстонцы справились за год или два.

Перевес тактики над стратегией позволил партии сохранить ведущее место в латвийской политике, но не вселяет уверенности в том, что программные декларации не будут в очередной раз брошены в корзину в угоду сиюминутным соображениям. К тому же ушли из активной политики многие яркие личности ЛЦ, и оптимистические заявления Пантелеева относительно предвыборного списка, который будет состоять из одних "локомотивов", свидетельствуют скорее об исключительной нехватке лидеров в партии, хотя личности в ней не перевелись.

ЛЦ хватило сил, чтобы летом расправиться с чересчур прытким Шкеле, но призрак "отставленного" премьера явно присутствовал в помещениях Филармонии, где проходил съезд партии, и заставлял участников и в кулуарах, и на трибуне то нервозно бить себя в грудь, заявляя о честности и неподкупности, то делать выпады против не называемых на всякий случай по имени состоятельных интриганов, на которых богатство свалилось с неба во времена атмоды, когда истинные борцы сражались за идеалы, а сейчас, видите ли, они надеются строить партию на руинах ЛЦ (Биркавс), гарцуют на белом коне, забрызгивая всех грязью, как Инкенса, который даже сказался обделанным упомянутым белым конем и от души предложил вообще уйти из правительства, чтобы встретить выборы в конструктивной оппозиции.

Но в целом ЛЦ чувствует в себе довольно сил, чтобы выстоять даже в бою с рождающейся партией Шкеле, которая, похоже, становится все заметнее. Раз так, то у нас есть шансы не попасть под безнадежное иго красных популистов. Шкеле может отнять голоса у пути, но еще больше - у социков. Трудно представить себе популистское правительство, имеющее в оппозиции и сурового либерала Шкеле, и "бывалого солдата" ЛЦ. Этому солдату остается не только прикинуться сильным, как посоветовала делать Кристиана Либане в моменты, когда на самом деле это не так, но и быть сильным даже в моменты слабости. Ведь не будет такого, что "никто не сможет уловить разницу".

Автор: Аивар Озолиньш, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha